На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Архитектура  
Версия для печати

Три Владимира

Три центра распространения христианства в Русской земле

В истории древнерусского градостроительства существовало одно крупное, уникальное явление, которое до сих пор как-то ускользало от внимания исследователей. Это – создание при крещении Руси в конце Х в. князем Владимиром Крестителем трех городов Владимиров в качестве опорных центров распространения христианства по Русской земле. Каждый город Владимир изучался историками отдельно, но вместе, да еще на ранней стадии возникновения и развития, они не рассматривались, не сопоставлялись. Делая первый шаг в этом направлении, необходимо сначала кратко напомнить древнейшие сведения о городах.

Владимир Киевский появился первым сразу же после массового крещения киевлян в 988 г. Крещение, как известно, происходило насильно с помощью войск. Поэтому князь-креститель Владимир Святославич уже к 989 г. выстроил на Киевской горе более крупную деревянную крепость вокруг своего двора во избежание каких-либо агрессивных действий, рецидивов со стороны сильных тогда еще язычников. Хроники сообщили об этом кратко: "Залож и град Киев болший (Зап.-русск. лет., ПСРЛ, т. 17). В 990 г. князь "приводе мастеры от грек", и те к 996 г. возвели внутри новой крепости огромную красивейшую "мраморяную" церковь во имя Успения Пресвятой Богородицы. Князь выделил на ее содержание десятую часть своих доходов, отчего она получила прозвище "Десятинная". Церковь сразу же стала усыпальницей киевских князей-христиан. В нее были перенесены останки "бабы" Владимира княгини Ольги, затем в 1007 г. – полоцких князей Изяслава и Всеслава – сына и внука Владимира, в 1011 г. похоронена его супруга "греческая царица" Анна, наконец, в 1015 г. был погребен сам Владимир. Интересно сообщение летописей под 1044 г.: «Выгребена быста два князя Ярополк и Олег сына Святославля, и крестиша кости ею, и положи я в церкви святыя Богородица в Володимери» (Ипат., Воскрес, и др. лет.). Это уже Ярослав Мудрый, разыскав языческие погребения 70-80-летней давности своих дядей великого князя Ярополка и погибшего от него молодого Олега, похоронил их останки в Десятинной церкви.

В известии 1044 г. особенно примечательно то, что город-крепость на Киевской горе с княжьим, церковным дворами стал прозываться в народе "Владимиром" – конечно, по имени градостроителя. [Есть мнение, что речь идет о городе Владимире Волынском. Однако большинство исследователей справедливо считают, что киевские князья Ярополк и Олег (братья Владимира) были похоронены, конечно же, в киевской Десятинной церкви (Н.Закревский, Н.Петров и др.), а не на окраинной Волыни.] Да и князь возвел не просто крепость. Он выстроил на Киевской горе первую в Русской земле твердыню христиан. Поставленная на высоте более 80 м над Днепром, она возвышалась и над всем гнездовьем старых, языческих градов и селений русской столицы: Боричевым, Детинкой, Хоривицей, Щекавицей, Подолом. Над ней, в свою очередь, поднялась еще выше в небо Десятинная церковь, сверкавшая на солнце своими 25 верхами, 25 золотыми крестами. Весь Киев оказался увенчан своеобразным церковно-христианским символом Небесного Града – Горнего Иерусалима. Храм тогда сразу же стал служить первым кафедральным собором только что возникшей Русской церкви (пока к середине XI в. не была выстроена "митрополья" церковь св. Софии). Возле Десятинной церкви возникли позднее женский Янчин монастырь, мужской Федоровский. Так внутри древнерусского стольного города появился первый центр распространения христианства в Русской земле. А в прозвище этого центра звучало желание христиан "владеть миром" Именно в этом направлении действовал и сам Владимир

В 990 г. князь-креститель ходил с войсками в Прикарпатье, где основал вторую твердыню христиан после насильного крещения здесь местного славянского населения – Владимир Волынский. На одном из становищ войск возле маленького древнего языческого городка Ладомира он возвел укрепленное княжеско-церковное подворье (наподобие своего киевского укрепленного двора, но поменьше), в котором поставил деревянную церковь опять же Успения Богородицы. После такого преобразования языческий Ладомир превратился, возможно, сразу же в христианский Владимир. Тем более, что возвратившись в Киев великий князь послал сюда княжить своего сына Всеволода, а Ярослав затем своих сыновей" сначала Святослава, потом Игоря. В конце Х в здесь появился также свой епископ Стефан II. Новый христианский город, основанный таким образом среди градов и сел волынян – языческой "пустыни", – начал после этого активно расширяться, застраиваться новыми храмами и, став стольным городом Волынской земли, превратился во второй центр распространения христианства в западнорусских землях.

Третий город Владимир Залесский стал стольным городом в XII в., а в конце XIII сюда перешли даже киевские митрополиты. Это был третий центр активного распространения христианства в северо-восточных русских землях. До сих пор, однако, не выяснено, когда появился Владимир на Клязьме.

Судя по известиям Софийской, Тверской, Ермолинской, Никоновской, Устюжской летописей, Степенной книги, это произошло в 992 или 993 гг., когда князь Владимир ходил с войсками, епископами, священниками в Залесскую землю крестить здесь насильно словен. [Есть сведения, что с войсками и священниками крестить словен ходили воеводы Добрыня, Путята, а не сам Владимир. Но это дела не меняет. Город Владимир "за Лесом" был основан по распоряжению великого киевского князя и назван в его имя.]

Судя по другим летописям: Новгородским, – город Владимир был основан на столетие позже в 1098-1108 гг. тоже князем Владимиром, но Мономахом (отсюда – путаница). В соответствии с этими двумя датами историки разошлись в своих мнениях. И хотя ныне большинство их склонилось в пользу Мономаха, окончательный ответ на загадку еще не получен. До настоящего времени во Владимире на Клязьме не проводилось крупномасштабных археологических раскопок, которые позволили бы разрешить противоречие. Таких раскопок не ожидается и в ближайшем будущем. Чтобы обрести сейчас определенную позицию в вопросе о "начале" города, есть смысл обратиться к нему самому: к его топонимике, ландшафту, структуре, древней застройке, да и к тем скромным археологическим данным, которые на сегодня имеются.

Прежде всего, историческая топография города не чужда языческих воспоминаний. За речкой Лыбедью имелась Красная горка, за ее устьем – Ярилова долина, далее в 17 км – капище скотьего бога Волоса на месте бывшего Николаевско-Волосового монастыря... Эта топонимическая языческая "подоснова" свидетельствует о былом наличии здесь и в округе славянского населения в дохристианский период.

Постоянные находки на территории бывшего Ветчаного города (восточная часть Владимира) монетных и вещевых кладов позволили еще в конце прошлого века А.И. Бунину говорить о существовании на этом месте какого-то поселения "с древнейших времен". "Ветчаной город, – писал уже в наше время Н.Н.Воронин, – поселение владимирских "мизинных людей", притом докняжеское древнее поселение Х-ХI вв." (Исследователь считал, что Владимир был основан Мономахом, – отсюда его выражение по отношению к XI в. – "докняжеское поселение".) "Владимир не так стар, как Ростов и Суздаль, но, тем не менее, город прожил по крайней мере вековую жизнь (!) до того момента, когда здесь выросла твердыня мономахова кремля" (Сов. археол., VIII, 1946, с. 163; на с. 166 поселение датировано даже IX веком!).

В таком случае южно-русские названия речек Лыбедь, Ирпень должны были появиться здесь в Х в., с приходом сюда киевлян князя-крестителя. Ведь только при смене язычества на христианство логично появление этих принесенных названий. Не могли же речки, при наличии возле них в XI в. поселения, оставаться безымянными и так долго – целое столетие – "ждать" прихода Мономаха. Можно сказать иначе: речки при Мономахе вообще не могли получить южно-русских названий, так как, наверняка, имели бы еще с IX-Х вв. свои прочные местные имена.

Нелепо требовать от киевлян Владимира Крестителя строительства в конце Х в. большого, допустим, Печернего города площадью в 36 га (в два раза больше площади Московского Кремля), – когда еще не было в нем нужды, да и необходимых жителей. Временно пришедшим войском на Клязьме могло быть выстроено с помощью местного, еще немногочисленного населения лишь скромное укрепленное княжеско-церковное подворье с деревянной церковью Успения Богородицы (как на Волыни). Это и была небольшая христианская твердыня в языческой "пустыни". В ней можно видеть секрет последующего относительно быстрого возвышения Владимира над старыми языческими центрами – Ростовом, Суздалем.

Через столетие, в конце XI в., для выросшего на месте Ветчаного города поселка христиан-ремесленников логично строительство уже большого Печернего города, который Владимир Мономах "спом осыпа" (создал валы). И правы были те летописцы (Львовск. и др. лет.), которые писали, что в 1108 г. "свершен бысть град Владимир Залешьскыи Володимером Мономахом, и созда в нем церковь камену святого Спаса; а заложил его бе преже Во-лодимер Киевский".

Таким образом, в целом сведения хроник, анализ известного ныне исторического материала позволяют говорить о трех городах Владимирах как факте, как об удивительном историко-градостроительном явлении, с которого было начато распространение на Руси христианства в конце Х в. (989– 996гг.).

* * *

Историки давно подметили, что Владимир Волынский и Владимир Залесский возникли на местности, близко напоминающей местоположение Киева (явно сказалось равнение на "мать городов русских"), что в XI– XII вв. в них появились сходные объекты: монастыри, храмы, укрепления. Это не трудно было заметить, например, по "киевской" топонимике Владимира Залесского. Помимо уже отмеченного названия одной из речек "Лыбедь" возле города, в нем имелись также: Печерний город (названный якобы по Печерскому монастырю), Золотые ворота, церковь Успения Пресвятой Богородицы в Детинце, а на княжьих дворах – церкви святых Спаса, Георгия, Дмитрия... Есть смысл, в этой связи, по второму кругу рассмотреть на предмет сходства три начальных христианских центра в образно-топографическом, градостроительном отношениях (такого сопоставления до сих пор не предпринималось).

Для краткости адресных упоминаний можно обозначить Владимир Киевский просто ВК, Владимир Волынский – ВВ, Владимир Залесский – ВЗ. При этом следует учесть одну особенность. Владимир Киевский – не отдельный, самостоятельный город, а главная цитадель Киева. Поэтому в некоторых случаях сопоставлять приходится весь древнейший Киев (во Владимире Волынском цитадель называлась "Замок", во Владимире Залесском – "Детинец").

Итак, требуется выявить сходство в рельефе, гидрографии, структурных частях городов, в конфигурации оборонительных сооружений, расположении некоторых ведущих в градостроительной композиции зданий... При этом следует учесть, что схемами, которые здесь представлены для нашей ориентировки, древние русские люди не пользовались, "не мыслили". При умозрительном сравнении городов по памяти они видели сходство по-своему: вспоминали сходство местности (взаиморасположение холмов-гор, рек, оврагов), ситуационно-одинаковое расположение крупных городских объектов на холмах, по отношению друг к другу, в панорамах городов, особенно при взгляде со стороны больших рек... Что же у людей могло хорошо помниться, что образно, умозрительно совпадать?

1. Все три города расположены целиком с одной стороны, на одном берегу главной реки: ВК (Киев) – у Днепра, ВВ – при реке Луге, ВЗ – при Клязьме. В городах ВВ и ВЗ реки сравнительно с Днепром невелики. Но весной при разливе вешних вод в паводок они становились широкими и почти похожими на величавый, широкий Днепр.

2. Одинаково с противоположной стороны у ВК и ВЗ протекают в глубоких оврагах небольшие речки с названием "Лыбедь".

3. Поперек сходно прорезают территории у ВК (Киева) речка Глубочица, а у ВВ – речка Смочь, обе впадающие в главные реки.

4. У всех трех городов древнейшее языческое крепостное ядро ("кром" – общинный склад) расположено одинаково в середине: у ВК (Киев) – это древнейший град Боричев (Замковая гора), у ВВ – Ладомир (Замок), у ВЗ – предполагаемый языческий городок-кром Х в. (на месте Рождественского монастыря конца XII в.).

5. Везде так же сходно, слева от ядра (смотря от большой реки), расположено хорошо укрепленное княжеско-церковное подворье с храмом Успения Богородицы: в Киеве – сам град Владимир с Десятинной церковью, у ВВ – Замочок, у ВЗ – Детинец (с конца XII в. – каменный).

6. Везде относительно сходна конфигурация Окольного города: в Киеве – это древний языческий город, окружавший долину речки Киянки до середины XI в. и объединявший перемычками пять небольших крепостей Боричев, Киев (ВК), Детинку, Хоривицу, Щекавицу; у ВВ – единый Окольный город; у ВЗ – Печерний город с Ветчаным.

7. У двух городов слева (с запада) к Окольному городу был одинаково пристроен Новый город: к ВК в середине XI в. – "город Ярослава" с Золотыми воротами, у ВЗ в 1174-1176 гг. – "город Андрея Боголюбского" с Золотыми воротами.

8. Новый город в обоих случаях охватывал в прибрежной зоне у большой реки глубокую ложбину в виде амфитеатра: у ВК – с Лядскими воротами на дне с выходом в Крещатицкую долину, у ВЗ – с Волжскими воротами внизу с выходом на берег Клязьмы. Оказалось сходным даже верхнее окружение ложбин-амфитеатров, если смотреть на него снизу от ворот. Слева вверху – Золотые ворота и две церкви святых Ирины и Георгия у ВК (Киева), Золотые ворота и церкви святых Спаса и Георгия у ВЗ. Справа вверху – ворота и стены внутренних крепостей, а над ними по два храма во имя Успения Богородицы и Дмитрия Солунского. Особенным в Киеве было композиционно-центральное положение собора св. Софии наверху – по оси ложбины-амфитеатра.

9. Одинаково слева (при взгляде от большой реки) внутри стен Окольного города у ВВ и Нового города у ВЗ находились княжеские монастыри св. Спаса с каменными соборными храмами; а справа – группы городских церквей: у ВВ святых Василия, Михаила, Бориса и Глеба; у ВЗ – святых Илии, Иоанна Предтечи, Евпатия.

10. Подол под ВК крупнее, чем у ВЗ, но одинаковое их местоположение в плане и в панораме городов сразу же бросается в глаза. У ВВ Подола нет. Но при разливах рек у ВК и ВЗ воды нередко затопляли Подолы и образное сходство всех трех городов "восстанавливалось" (воды подступали к "горам").

Проведенное сопоставление городов между собою действительно позволяет говорить о большом их сходстве в природном местоположении, в построении структур, градостроительных композиций. И сходные черты легко улавливались людьми в облике, образе городов. До сих пор мы знали только о честолюбивых желаниях волынских и владимиро-суздальских князей "повторить" у себя застройкой любимый ими Киев. В итоге, "трех близнецов", конечно, не получилось. Но приведенное сопоставление городов позволяет говорить о больших успехах князей-градостроителей. Три христианских центра на самом деле имели сходный облик!

***

Оценку каждому городу-центру можно дать словами древних русских людей, для чего с небольшими комментариями придется пройти по городам в третий раз.

Киев имел длительную историю своего развития в языческий период. Поэтому его старая структура с возникшим в центре на Киевской горе городом Владимиром была, конечно, сложнее структур новых двух Владимиров. Сложность эта усугублялась крутым рельефом (высота гор до 100 м над Днепром). Причем вся древнейшая столица Руси была крупнее, величавее.

Ранее уже отмечалось, что некоторые киевские топонимы были "перенесены" во Владимир Залесский. А не были ль и другие "владимирские" топонимы, такие, как Ветчаной город, Печерний город, Серебряные, Медные, Железные ворота, также принесены из Киева? Они могли быть просто не упомянуты в хрониках. Установленное сходство городов вполне позволяет "вернуть" такие топонимы из Владимира Залесского обратно в Киев.

Так, название "Ветчаной город" трактуется обычно как "ветхий", старый (Н.Н. Воронин). Однако, скорее всего, он означал "веточный", плетеный из веток. Другое название такой конструкции "кита". В два ряда "исплетаху тонкий лес около большого древия и внутрь насыпаху землю и вельми крепко утвержаху". Снаружи такую плетеную стену обмазывали глиной и белили, а на "верее" ее устраивали заборола – "град древян по обычаю". "И нарекоша граду имя "Китай" (был построен в Москве перед каменным Кремлем в 1534 г.1). Град Китай, или Китаев, имелся под Киевом еще в домонгольский период. Наконец, в 1937 г. при раскопках "городка Киева" VI-VII вв. (!) в почти исчезнувшем валу были обнаружены "остатки деревянных свай", отстоявших друг от друга на 15 см (то есть "большое древие", вбитое в землю вала; второго ряда "свай", к сожалению, не обнаружили). Оказывается, языческий Киев с древнейших времен имел плетневые укрепления. Обмазанные глиной и побеленные как украинские хаты, его ветчаные стены выглядели наподобие каменных стен, а весь город на высоких киевских горах оказывался белым, сверкающим на солнце, радостным... Кстати, ветчаной город хорошо противостоял камнеметам: камни просто увязали в его земляных засыпках. Но это речь – о конструкциях укреплений.

А вот другой термин "Печерний город" назван был во Владимире Залесском якобы по имени Киево-Печерского монастыря (Н.Н. Воронин). Однако это странно как по несовпадению их местоположений в городских структурах (в центре и за городом), так и в отношении применения к "светской" крепости названия святого монастыря. Можно предположить другое. Во Владимире Залесском изнутри города Мономаха имелись в валах помещения в виде пещер (печур, печер), в которых могло отсиживаться население окраин города на случай нападения врагов. Городки с такими внутренними "помещениями" были нередки и под Киевом. В самом же Киеве "Печерним" мог называться древнейший языческий град, окружавший долину Киянки (без Щекавицкой горы). В крутых склонах долины выкапывалось множество пещер во время осад Киева уграми, хазарами, печенегами... Ведь в долине Киянки отсиживалось во время таких бедствий население киевских окраин: старики, женщины, дети, вместе со скарбом, скотом, в то время как мужчины-кияне отбивали врагов от этого пещерного (печернего) города, от его ветчаных стен (в Х в. некоторые его части получили деревянные стены, например в Копыревом конце).

Помимо Золотых, Киев мог иметь и трое других "металлических" по названию ворот: Серебряные (Киевские), Медные (Жидовские) и Железные (Лядские). К сожалению, такие названия ворот у киевлян не привились (остались лишь Золотые ворота), как, впрочем, и у владимирцев (остались Золотые и Серебряные ворота).

"Апофеозом" строительства первого христианского центра в Киеве явилась "Похвала Владимиру", сказанная первым русским митрополитом Иларионом при торжестве освящения церкви св. Георгия в 1049 г. в присутствии Ярослава Мудрого (в крещении – Георгия). Иларион обращался к покойному князю-крестителю как к живому:

"Добр же зело и верен послух сын твой Георгий, его же сотвори Господь наместника по тебе, твоему владычеству: не рущаща твои устав, но утвержающа,... аки Соломон Давыда, иже Дом Божий великий святыи Его Премудрости созда на святость и освящение и украшение граду твоему... И славный град твои Киев величеством яко венцем обложил, преда люди твоя и град святей всеславнии скорей на помощь Христианом святей Богородици... Виждь же град величеством сияющ, виждь церкви цветущи, виждь хрьстианство растяше... И си вься видев, възрадиися, и възвеселися, и похвали благааго Бога, всем сим Строителя!"

Владимир Волынский не имел высоких киевских гор. Здесь берега-холмы поднимались над рекой Дугой всего на 10-15 м, хотя и были подвышены валами до 20 м. Тем не менее, Волынская столица очень напоминала Киев, особенно в его "языческих границах" (в границах крепости долины Киянки с Щекавицей). Сходство это ценно в хронологическом отношении: Киев как образец не имел еще в первой половине XI в. укреплений "города Ярослава". В отношении Владимира Волынского уместно привести интересный именно для "сходства христианских центров" документ конца XIII в. После смерти волынского князя Владимира (I) Васильковича летописец почти слово в слово повторил речь киевского митрополита Илариона более чем двухсотлетней давности:

"Добр послух брат твои Мстислав, его же сотвори Господь наместника по тебе, твоему владычеству: не рушаща твои уставъ, но утвержающа,.. аки Соломон Давыда, иже Дом Божий великий и святыи его мудростью созда на святость и очищение градоу твоему... И славный град твои Володимер величеством аки венчемь обложенъ, преда люди твоа и город сей славнии и скорей на помощь Христианом святей Богородици" (Ипат. лет., 1289 г.).

Владимир Залесский получил свое название, может быть, также от желания христиан "владеть мерью" (Володимерь), а может быть, и от сподвижников князя-крестителя по аналогии с Владимиром Волынским, так как очень напоминал начальную фазу его основания (Ладомир с укрепленным княжеско-церковным подворьем). Но в дальнейшем Владимир Залесский "начал копировать" Киев и языческий, и христианский.

В панораме города особенно сходно с Киевом выступал Подол – какового совсем не было у Владимира Волынского. Да и холмы города на Клязьме высотой до 50 м играли в сходстве с Киевом существенную роль. Сходство особенно ощущалось при въезде в город. Вид Золотых ворот, затем (после их прохождения) – каменных храмов на посаде и справа – глубокой ложбины-амфитеатра, а еще далее – второй линии стен города с воротами в них и храмами за ними, – все это выглядело "совсем как в Киеве" (чего опять же не было в стольном городе Волыни).

Залесские летописцы славили свою столицу не меньше, чем киевские или волынские. "Многославныи Володимерь, еже есть стол земля Рускыя и град Пречистая Богоматери, в нем же и князи велиции рустии первоседа-ние и стол земля Рускыя приемлют, иже великий князь всея Руси наиме-новается, ту бо первую честь прием-лют; в нем же и чюдная великаа православнаа соборная церкви Пречистая Богоматери, – еже есть похвала и слава по всей вселеннеи живущим Христианом, источник и корень нашего благочестив..."

***

Владимир Святославич, проводя массовое крещение восточных славян в 988-993 гг., использовал градостроительство в качестве средства закрепления достигнутых результатов. Он создал три центра христианизации Южной, Юго-Западной и Северо-Восточной Руси. Основательно, как это и требовалось по опасной для христиан ситуации, он успел отстроить лишь свой город – Владимир Киевский посреди древнего стольного Киева. Владимир Волынский он сразу же заложил как новый стольный город, дав ему сына-князя и епископа. А в далекой Залесской земле он смог основать на Клязьме лишь маленький христианский городок, наделив его, однако, своим многозначным именем, наказав своим потомкам возвысить его над другими городами. И было удивительно, как этот городок рос, рос и вырос до масштабов великокняжеской столицы именно усилиями потомков князя-крестителя. В итоге, еще в домонгольский период, все три Владимира вполне исполнили ту роль, которая была предназначена им равноапостольным князем.

Ярослав Мудрый, став в 30-х годах XI в. "самодержцем" Руси, в деле ее христианизации шел уже проторенной дорогой. На новом этапе он перенес свои действия на старые города и в трех столицах Руси основал огромные 12-колонные каменные соборные храмы во имя св. Софии: в Киеве, Новгороде и Полоцке. Но это было уже другое время – эпоха перелома в деле христианизации языческой Руси.

Академик Геннадий Мокеев


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"