На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Архитектура  
Версия для печати

Кремник Даниила Московского

Строители Златоглавой Москвы

О жизни и деятельности младшего сына Александра Невского святого князя Даниила Александровича1, княжившего на Москве с 1272 до 1303 гг., существует довольно значительная историческая литература. Но о его трудах на строительном поприще, в частности, по возведению города Москвы в конце Х III   века почти ничего не написано. Причина — предельная скудость и спорность исторических источников. Цель данной статьи — "поднять" эту интереснейшую тему в истории столицы.

Исчезнувшие топонимы 

Кремник.   В 1331 г. "бысть пожар на Москве и погоре город кремник", в 1355 г. "погоре город Москва кремник весь и згорело церквей 13" (ПСРЛ, Х V , Рогожск.лет.). Оказывается, крепость Москвы стала называться Кремлем лишь с 1367 года, со строительством князем Дмитрием (Донским) "каменного города". А до этого времени крепость называлась "кремником".

Под 1315 годом кремник упоминается в Торжке, а под 1316 — в Твери (пожар города), причем в 1317 году тверской князь Михаил "заложи болший град кремник" (Рогожск.лет). Слово "кремник" в этих известиях "опускается" к рубежу Х III -Х IV   вв., когда на Москве княжил Даниил.

Кром . Слово явно произошло от слов "кром" или "крем", — как назывались крепости в Новгороде XI - XIII   вв., Пскове Х IV -Х VI   вв. (упоминаются кром, креом, крем), Великих Луках Х V   в.. В Себеже сер. Х VI   в. упомянуты никольский поп и дьячок "ис крему", "кремских ворот воротники". Во всех этих городах кром-крем был городом-складом, в котором находились складские клети-закрома горожан с оружием, провиантом на случай войн, осад.

Если посмотреть на археологический план Московского Кремля, то можно видеть внутри него как бы три выраставших друг из друга крепости. На мысу при слиянии Неглинки и Москвы-реки сначала возникло крепостное ядро — маленький городок-кром (без него не было бы последующих терминов). С востока от крома появилось предградие, затем оно расширилось еще раз. От трех линий укреплений на приступной стороне остались крепостные рвы. Можно было бы три разновременные крепости так и назвать: крем-кремник-кремль. Однако все было сложнее, — но все по порядку.  

Бор-город.   Первые две крепости возникли одновременно еще в середине IX   века. Тогда словене-вятичи на Оке подверглись нашествию хазар и стали платить им дань. А часть вятичей отступила на север по реке Москве и образовала в среднем ее течении особую "страну М'осковь", окружив ее по границам городками-крепостями (городища вятичей —   по данным Е.И. Горюновой, Т.И. Никольской).

Центром страны стал "град власти" московлян на Неглинке с двумя линиями укреплений крома и предградья. В крому находились склады провианта и оружия (закрома), в предградье — вечевая площадь со Степенью, общественной Гридницей, с капищем бога Бора, от которого крепость получила имя "Бор-города". Языческая "страна М’осковь" просуществовала около 300 лет, до середины III   века. Вокруг Бор-города скопилось целое гнездовье поселений: до 10 городков-кромов и больше дюжины сел-посадов(см. “Москва. 850 лет”. Юбил. изд. 1996,   ).

Датировка и имя "града власти" московлян могут быть "подкреплены". Так при копке возле него в 1838-40 гг. котлована под фундаменты храма Христа Спасителя были найдены арабские дирхемы IX   века: один 862 г., чеканенный в Мерве, другой 866 г. (Савельев. Мухамеданская нумизматика.СПб.,1847,с.162). Они свидетельствуют о том, что под Бор-городом у брода через Москву-реку функционировало торговище (позднее — Ленивый Торжок).

Когда в 1146 году Юрий Долгорукий захватил "М’осковь", то в ее "граде-власти" поставил две деревянные церкви: Спаса "на Бору" и Иоанна Предтечи "на Бору". Тогда же внизу на Подоле существовал и укрепленный посад "Боровицы" с "Боровицкими воротами" к "Боровицкому мосту" через Неглинку, а в Занеглименьи существовала "Боровская дорога". С востока на подходе к городу появились "под Бором" две церкви Иоанна Предтечи (на Кулишках в Замоскворечьи) и ц. Гребневской Божией Матери на Лубянице.

К 1147 году Юрий Долгорукий укрепил двучастный Бор-гсрод, сделал крепость как бы единой, возведя по периметру мощные стены из городней на субструкциях с крюковой конструкцией. С появлением христианских храмов языческое капище бога Бора ликвидировали, — имя "Бор-город" после этого исчезло. Вот тогда, в середине XII   века появился ему на смену термин "кремник", потому что в тылу крепости продолжал функционировать кром-крем с закромами (ров его был засыпан лишь в Х IV   веке).

Кремник Даниила Московского

"В лето 6 799 (1291) месяца июлия в 21 день на память святаго великомученика Пантелеймона устройся град Москва от Москвы-реки" (Летописец русский, Древлехранилище Псковского музея, л.42). Даниилу было в то время 30 лет. Очевидно воспользовавшись относительным затишьем в междоусобицах князей С-В Руси (с 1288 до 1293 г.) Даниил и расширил тесный московский кремник Юрия Долгорукого.

Историки нашли одну легенду о "начале града Москвы", в которой сообщалось, что ц. Благовещения Богородицы при княжеском тереме была построена князем Андреем Александровичем 27 июля 1291 года (Карамзин. ИГР,У,с.386), вместе с городом-крепостью (добавлял Забелин. Опыты изуч. русск. древн.,с.132). В легенде явно спутаны имена: вместо Даниила Московского нелепо указан Андрей Городецкий. Поскольку речь идет о домовом храме, верить нужно конечно не легенде, а псковской летописной записи. И вот еще почему. В Тверской летописи Даниил указан как "князь Псковский, иже и пръвый Московьскый" (Тверск.лет.с.15).

Когда Даниил успел "покняжить" в Пскове можно лишь предполагать. Но очевидно только после этого, по мнению псковичей, град Москва "устроися на Москве-реке": А до этого Москва была "не устроена", побывав у разных великих князей: Ярослава Тверского, Дмитрия Переяславского2.

Третья линия укреплений Московской крепости на приступе была проведена в конце Х III века по верхней бровке берега Москвы-реки с поворотом от берега к нынешним Спасским воротам (бровка и склон горы существуют до сих пор), затем — по трассе современной стены Кремля на Красной площади, и не доходя до Никольских ворот, поворачивала на бровку берега реки Неглинной.

Крепость Калиты.   У историков Москвы сложилось другое мнение. В 1330 году "заложен град Москва дубов, при князе Иване Даниловиче при Калите.., да и срублен бысть тое же зимы в Великое говение" (ПСРЛ,7,СПб.,с.205). Опираясь на слово "заложен" историки считали, что крепость Москвы была расширена при Калите. К тому же, в 1365 году часть ханского подворья была отдана Чудову монастырю, а подворье находилось внутри большого кремника, но снаружи малого кремника Долгорукого. А происходило ли расширение крепости обязательно при Калите?

Ханское подворье могло быть размещено в крепости, уже расширенной раньше времени Калиты, например при первом великом московском князе Юрии Даниловиче. В 1338-39 гг. крепость восстанавливали вынужденно — после пожара города 1337 года, очевидно просто со сменой сосновых погорелых стен на новые дубовые, на что и обращали внимание раньше москвичи. Причинами же расширения крепости раньше при Данииле могло быть рождение у него до 1291 года пятерых сыновей и, как следствие, желание князя закрепить за собой Москву как "родовую вотчину " . А крепость одинаково названа "кремником" как в 1331 году, до пожара 1337 года, так и после него в 1355 году.

 

Первостроитель стольной Москвы

Здесь уместно обратить внимание на выдающегося московского градостроителя того времени – Протасия, трудившегося и при Данииле, и при Калите,(то есть   при отце, и сыне) а еще при первом московском митрополите святом Петре.

Киевский и владимирский митрополит Петр, очевидно по какому-то чудесному внушению свыше, решил устроить свой митрополичий двор в относительно небольшой тогда Москве. 4 августа 1326 года он заложил рядом со своим двором Успенский собор. Закладывая храм в неудобное для строительства осеннее время, Петр спешил, чувствуя приближение смерти, — он даже собственноручно обустроил себе гробницу в жертвеннике начатого храма. И действительно, в декабре Петр скончался и — был затем похоронен в своей гробнице.

Но перед смертью он призвал к себе "некоего имянем Протасия, — его же бе князь старейшину града поставил: князь бо тогда не прилучися во граде.,. Бе же Протасий — он муж честен и верен и великими добрыми делы украшен. И рече ему (Петр): "Чадо, сей a з отхожу жития сего". При этих словах митрополит отдал все свои сбережения, "з a веща на церковное совершение истощити то. Двемя летом минувшим по честном его преставлении, совершена бысть соборная та церкви и освещена Прохором епископом Ростовским". В 1329 году собор был закончен строительством с севера придела Поклонения веригам св. апостола Петра (ПСРЛ,21, Степ.кн.,с.318,328; 31,Мазур.лет.,с.83-84).

В том же 1329 году с юга от собора была выстроена высокая белокаменная восьмигранная церковь "под колоколы" св. Иоанна Лествичника. В 1330 г. стал белокаменным собор св. Спаса Преображения на Бору. Собор освящали 10 мая, приурочено к 1000-летию Константинополя. При храме был устроен монастырь под управлением архимандрита и сюда перевели монахов разоренного тверичами загородного Даниловского монастыря, "причем вкупе оба монастыря под единым началом и единой паствой "неоскудно устроялись".

В 1333 г., после ликвидации последствий пожара 1331 г., возводится белокаменная ц. св. Михаила Архангела, ставшая вскоре усыпальницей Ивана Калиты и его потомков. Размерами церковь была не меньше Успенского собора, — ее строили около 3 лет. На площади была построена восьмигранная белокаменная Гридница — тронный зал Московских князей, — вероятно после пожара 1331 года.

Два восьмигранных здания: церковь "под колоколы" на востоке и Гридница на Западе заняли места с обеих сторон древней вечевой площади, фланкируя южный фасад Успенского собора. Обустроенная каменными зданиями, площадь очевидно с этого времени получила название "Красной Соборной площади" Москвы.

В 1339 году вокруг был восстановлен дубовый Кремник. Наконец, перед кончиной ( март 1340 г.) Иван Калига "заложил бысть...церковь Богоявления камену, и по отшествии его от земных к Богу и по приказу, совершил сию церковь чюдное Богоявление в святей обители сей их боярин, зовомый имянем Протасий". Храм был возведен в Кремнике на подворье монахов посадского Богоявленского монастыря, основанного еще Даниилом в 1296 году. Как и в случае со Спасскими монастырями, здесь "раздвоились" Богоявленские. Городской собор стал усыпальницей московского боярства и, следовательно, строился на их совокупные средства. В нем, в частности, был похоронен сам Протасий, затем — род его, в том числе московские тысяцкие.

Коль скоро первый Успенский собор в 1326 и последний Богоявленский собор в 1340 г. возводил Протасий, логично считать, что и остальные белокаменные постройки в этом временном промежутке возводились не без его участия, руководства. Если раньше, в Х II - XIII   веках внутри московской крепости появлялись деревянные и каменные храмы в разное время, то в 1326-1342 гг., в результате непрерывного строительства был создан единый ансамбль белокаменных храмов Соборной площади Москвы, причем в комплексе с обновленным дубовым Кремником. Заказчиков строительства было несколько: великий князь, митрополит, бояре, а строитель был один — Протасий. Он мог выступать и выступал в роли руководителя подрядов, даже прораба-зодчего. В любом случае его можно назвать создателем единого градостроительного комплекса новой общерусской столицы, первостроителем стольной Москвы: в Успенском c оборе был похоронен Петр – первый московский митрополит Руси и первый московский Великий князь Юрий Данилович.

Протасий приехал из Владимира с князем Даниилом Александровичем и уже при нем был какое-то время тысяцким (ПСРЛ, XI , с.129). При Юрии Даниловиче был вероятно воеводой, а при Калите участвовал в выселении "лучших людей" из Захваченного Ростова, причем для переселенцев строил Радонеж. Последнее сведение ценно тем, что Протасий мог строить и Кремник Даниила на Москве, будучи тысяцким.

Даниил умер в 1303 году. Протасию, в случае приезда к нему »   в 1290 году могло быть лет двадцать, а в 1300 г. »   30 лет. При строительстве Успенского собора ему было за 55, а при строительстве Богоявленского — за 70 лет. Храмы, Гридницу, два Кремника. (с починками после пожаров 1290,1293,1331,1333,1337 гг.) возводил, таким образом, старый, опытный человек, который уже не мог держать в руках меч.

В Кремнике Калиты видимо не случайно было поставлено (вместе с деревянными) 13 храмов (сгорели в 1355 году). Стольная Москва поклонялась Христовой и Апостольской церкви. Каждый храм был символически "телом Христовым" (Еф. 1:23; 4:11-16); да и 12 Апостолов были "облекшимися во Христа" ("все — одно во Христе Иисусе", — Гал. 3:27-28; Кол.З:П). Стольная Москва уже в середине Х IV   века строилась как градостроительный символ христианской православной Руси.

Примечания.

I . Даниил был рожден княгиней Вассою, а его старшие братья — полоцкой княгиней Евдокией Брячиславною.

2. При описании Раковорской битвы 1268 г. Дмитрий Александрович упоминается как князь Московский?(Житие Довмонта, Х VII   в.). После Ярослава Тверского (+ 1270) Москвой управлял возможно Дмитрий Переяславский — брат Даниила. Тогда Даниил в возрасте 9-12 лет (с   до 1272 гг.) мог пребывать в Пскове при литовце Довмонте. Жил он видимо на Красном княжьем дворе возле ц. св. Пантелеймона на берегу реки Великой. Довмонт был женат на Марии (в иночестве Марфа) — дочери Дмитрия Александровича, внучке Александра Невского. Марфа возможно получила потом от Даниила возле Москвы село Марфино; в Х IV V   вв. под Москвой существовали также села Довмонтовское и Дорогомилово (сына Довмонта). Довмонт был канонизирован русской православной церковью.

Академик Геннадий Мокеев


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"