На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Архитектура  
Версия для печати

Библейская археология

Часть 2

Телль Дан и золотой телец

«Авраам, услышав, что сродник его взят в плен, вооружил рабов своих, рожденных в доме его, триста восемнадцать, и преследовал неприятелей до Дана» (Книга Бытия 14:14);

«И пошли те пять мужей, и пришли в Лаис, и увидели народ, который в нем, что он живет покойно, по обычаю сидонян, тих и беспечен, и что не было в земле той, кто обижал бы в чем, или имел бы власть: от Сидонян они жили далеко, и ни с кем не было у них никакого дела…

И сказали те пять мужей, которые ходили осматривать землю Лаис, братьям своим: знаете ли, что в одном из домов сих есть ефод, терафим, истукан и литой кумир? Итак, подумайте, что сделать…

А сыны Дановы взяли то, что сделал Миха, и священника, который был у него, и пошли в Лаис, против народа спокойного и беспечного, и побили его мечом, а город сожгли огнем.

Некому было помочь, потому, что он был отдален от Сидона и ни с кем не имел дела. Город сей находится в долине, что близ Бет-Рехова. И построили снова город и поселились в нем.

И нарекли имя городу: Дан по имени отца своего Дана, сына Израилева; а прежде имя городу тому было: Лаис.

И поставили у себя сыны Дановы истукан; Ионафан же, сын Гирсова, сына Манассии, сам и сыновья его были священниками в колене Дановом до дня переселения жителей той земли.

И имели у себя истукан, сделанный Михою, во все то время, когда дом Божий находился в Силоме» (Книга Судей 18: 7, 14, 27-31);

«И сыны Дановы пошли войною на Ласем (Лешем), и взяли его, и поразили его мечом, и получили его в наследие, и поселились в нем, и назвали Ласем Даном по имени Дана, отца своего» (Книга Иисуса Навина 19:47);

«И посоветовавшись, царь сделал двух золотых тельцов, и сказал народу: не нужно вам ходить в Иерусалим; вот боги твои, Израиль, которые вывели тебя из земли Египетской.

И поставил одного в Вефиле, а другого в Дане.

И повело это ко греху; ибо народ стал ходить к одному из них, даже в Дан» (Третья Книга Царств 12: 28-30).

Николя Пуссен. 'Золотой телец'Городище, отождествляемое с библейским городом Даном, находится у подножия горы Хермон в северо-восточной части Израиля. Обнаруженная здесь двуязычная надпись эллинистического периода, сделанная на греческом и арамейском языках, упоминает некоего Зоила (Зиласа по-арамейски), сделавшего посвящение «Богу, который находится в Дане». Плодородие здешних земель отмечено в Книге Судей (18:9).

Площадь древнего поселения, у подножия которого струятся воды реки Дан, одного из источников Иордана, превышает 20 гектаров. Благоприятные природные условия и удобное местоположение на главном торговом пути из Галилеи к Дамаску сделали Дан наиболее важным городом в северной части Израиля. И поскольку он неоднократно упоминается в библейских текстах, раскопки, проводившиеся здесь с 1966 года, имели особое значение.

На протяжении ханаанейского периода город был известен под именем Лешем (Книга Иисуса Навина 19:47) или Лэйш (Судьи 18:29). В XVIII веке до н.э. он был окружен мощными земляными валами. Это один из лучших образцов фортификационной системы той эпохи. С востока в город вели арочные ворота шириною 2, 4 метра с двумя башнями.

По данным Книги Бытия, патриарх Авраам, разбив северных царей, пленивших его племянника Лота, подошел именно к этому ханаанейскому городу (Бытие 14:14) и разрушил его. В дальнейшем, как подтвердили раскопки, его заселило племя Дана, которое в XII веке до н.э. занимало небольшой район в западных предгорьях Иудейских гор. В Книге Судей рассказывается, как 600 человек из племени (колена) Дана переселились в северном направлении, а после захвата Лэйша назвали завоеванный город именем своего отца Дана (Книга Судей 18:29).

Культовый центр израильского Дана был обнаружен над источником на северной стороне холма. Существование его засвидетельствовано в библейском тексте (Книга Судей 18:30). Из Третьей книги Царств (12:29-30) известно, что культовый центр с алтарями, т.н. высотами (Bamah) был построен Иерововамом I в конце X века до н.э. после распада единого Израильского государства на две части - собственно Израильское и Иудейское царства. Этот же царь, как известно, водрузил в Дане одно из двух изображений «золотого тельца».

Святилище занимало площадь 60 х 45 м. Оно представляло собой широкий внутренний двор с алтарем в центре, окруженный по периметру комнатами. Первую реставрацию осуществил в середине IX века израильский царь Ахав, который выстроил большой алтарь – площадку размером 20 х 18 м. Его внешняя стена была сложена из тесаных камней с углублениями для деревянных балок. По мнению исследователей, это явная реминисценция храма Соломона в Иерусалиме с его «тремя рядами тесаных камней и одним рядом кедровых брусьев» (3 Книга Царств 6:36; 7: 12).

В начале VIII века до н.э. при Иеровоаме II к южной стороне алтарной площадки была пристроена лестница и сооружен алтарь меньших размеров. В одном из прилегающих помещений найдены три железных совка длиной около 54 см. По аналогии с иерусалимским храмом, полагают, что это были ритуальные орудия mahta и ya'eh, использовавшиеся для удаления пепла из алтаря.

Культовый комплекс Дана был разрушен во время захвата города царем Ассирии Тиглатпаласаром III в 732 году до н.э. Хотя святилище вскоре и восстановили, прежнего значения оно уже не приобрело.

Израильтяне расположили двойные городские ворота из базальта у южного подножия холма. Они прилегали к площади размером около 400 кв. м., от них поднималась вверх по склону процессионная дорога. Лучше всего сохранились внутренние ворота классической конструкции. Они состояли из четырех караульных помещений, по два на каждой стороне мощеного прохода. В пороге сохранились гнезда для крепления деревянных дверных конструкций.

Снаружи были вертикально поставлены пять необработанных камней высотой около 60 см. Исследователи считают, это т.н. matzevot – «прямо стоящие камни», отмечающие границы культового места. Неподалеку была найдена скамья - место, где согласно библейскому тексту заседали старейшины (Бытие 19:1; Псалмы 69:13; Руфь 4:1-2). Еще четыре приземистых декорированных камня, по всей видимости, поддерживали столбы, на которых крепился навес. Не исключено, что здесь останавливались царь или судья, о чем свидетельствует фраза из 2 Книги Самуила: «И встал царь и сел у ворот; а всему народу возвестили, что царь сидит у ворот. И пришел весь народ пред лице царя…» (2 Книга Царств 19:8).

Наконец, там же, перед воротами обнаружилась находка, без преувеличения, исторической важности. Это так называемая «арамейская стела». На базальтовом камне сохранилось тринадцать строк арамейского текста, повествующего о событиях IX – VIII веков, связанных с военными конфликтами между Израильским и Дамасским царствами. Они же, как известно, отражены в библейской Третьей Книге Царств (15:20).

Стела была установлена одним из арамейских царей Дамаска, захватившим Дан, имя которого пока неизвестно. В седьмой и восьмой строках упоминаются правившие параллельно израильский царь Иеорам и Ахазия, «царь дома Давида»[*] из Иудеи. Союзники потерпели поражение от Хазаила из Арама-Дамаска. Сведения стелы подтверждают библейскую информацию в Четвертой Книге Царств (4 Книга Царств 8:7-15, 28; 9:24-29).

По одной из версий, стела, описывающая победу Хазаила (Азаила), была установлена после взятия Дана в середине IX века. Когда же царь Израиля Иоас, трижды воевавший с арамеями и в конце концов их разбивший, вернул утраченные территории, победоносную кампанию он завершил эффектным жестом - символическим разрушением стелы, поставленной врагом.

Как мы видим, раскопки Дана подтверждают библейские тексты, по крайней мере, относящиеся к периоду «Разделенного царства».

 

Гат: в гостях у Голиафа

 

«Не осталось ни одного из Енакимов в земле сынов Израилевых; остались только в Газе, в Гефе (Гате) и в Азоте. Таким образом взял Иисус (Навин) всю землю…» (Книга Иисуса Навина 11: 22-23);

«И послали, и собрали к себе всех владетелей Филистимских и сказали: что нам делать с ковчегом Бога Израилева? И сказали: пусть ковчег Бога Израилева перейдет в Геф. И отправили ковчег Бога Израилева в Геф …» (1 Книга Царств 5:8);

«И выступил из стана филистимского единоборец, по имени Голиаф, из Гефа (Гата)… И поднялись мужи Израильские и иудейские, и воскликнули, и гнали филистимлян до входа в долину и до ворот Аккарона. И падали поражаемые филистимляне по дороге Шааримской до Гефа (Гата) и до Аккарона» (1 Книга Царств 17:4,52);

«Было еще сражение в Гефе; и был там один человек рослый, имевший по шести пальцев на руках и на ногах, всего двадцать четыре, также из потомков Рефаимов. И он поносил Израильтян; но его убил Ионафан, сын Сафая, брата Давидова.

Эти четыре были из рода Рефаимов в Гефе, и они пали от руки Давида и слуг его» (2 Книга Царств 20-22);

«И сказал священник: вот меч Голиафа Филистимлянина, которого ты поразил… И встал Давид, и убежал в тот же днь от Саула, и пришел к Анхусу, царю Гефскому…» (1 Книга Царств 21:9, 10);

«Тогда выступил в поход Азаил, царь Сирийский, и пошел войною на Геф, и взял его…» (4 Книга Царств 12:17).

 

Библейский Гат знаменит прежде всего как родина незабвенного Голиафа, великана-филистимлянина, побежденного Давидом (1 Книга Царств 17). Конечно, сам сюжет о поединке Давида и Голиафа – легенда. Во второй Книге Царств говорится о том, что Голиафа убил Елханан, сын Ягаре-Оргима Вифлеемского, а в сражении в самом Гате неназванный шестипалый филистимлянин пал от руки Ионатана, племянника Давида. Существует и вариант этой истории в Первой Книге Паралипоменон, где Елханан поразил Лахмия, брата Голиафа (1 Паралипоменон 20:5). Легендарная, в целом, история содержит одно важное упоминание для определения местоположения древнего Гата: после того, как Давид убил Голиафа, израильтяне преследуют филистимлян до Гефа и Екрона (Аккарона) (1 Книга Царств 17:52). Города эти, следовательно, находились рядом.

Гат, по всей видимости, был одним из самых больших и наиболее важных городов страны филистимлян - Палестины. На протяжении многих веков Европа была обязана сведениями о филистимлянах исключительно Библии. «Philistine» («филистер») - интернациональное нарицательное обозначение «тупой, прозаической, часто дотошной личности, которая руководствуется скорее материальными, чем духовными или художественными ценностями». Очевидно, что эта характеристика исходит из библейских описаний филистимлян, которые оказались в числе самых непримиримых врагов Израиля.

Открытия двадцатого столетия заставили взглянуть на культуру этого народа иначе. Как оказалось, она во многом превосходила культуру израильтян. Это был один из т.н. «народов моря», упоминаемых в египетских источниках. В восточном Средиземноморье они появились в конце Бронзового века (примерно 1200-е годы до н.э.). Потерпев неудачу в попытке захватить Египет, филистимляне обосновались в Ханаане, по предположению ряда исследователей, как египетские наемники. После попытки расширить свою территорию на внутренний Ханаан, отраженной в библейских текстах, они в начале X века были вытеснены, возможно, царем Давидом, в юго-западную прибрежную полосу Ханаана.

Страна филистимлян представляла собой конфедерацию пяти главных городов, описанных в Библии: прибрежных Ашдода, Ашкелона и Газы, а также Екрона и Гата на границе с Израилем (Иудеей). Первые три продолжали существовать на протяжении тысячелетий с теми же названиями. Археологически это было подтверждено раскопками Ашдода 1960 - 1970 годов и Ашкелона 80-х годов. Идентичность Газы сомнений не вызывает.

Главным кандидатом на роль филистимлянского Екрона являлся с 50-х годов XX века небольшой холм Телль Микне. Под конец столетия эта гипотеза, наконец, обрела неоспоримое доказательство - надпись с названием города.

Теперь на очереди Гат. Еще один из Отцов церкви епископ Кесарии Евсевий в начале IV века отождествлял Гат с деревней Сафита, которая была известна ему по знаменитой мозаичной карте тысячелетней давности из Мадебы в Иордании. К концу XIX века считалось, что Телль эс-Сафи - наиболее вероятный претендент на роль филистимлянского Гата. Эта гипотеза привлекла Ф. Блисса и Р. Макалистера, проведших там два коротких сезона раскопок в 1899 году.

На сегодняшний день по всем письменным источникам стало ясно, что Гат находился на севере филистимлянской территории, в долине Элаха и неподалеку от Екрона и Ашдода. Телль эс-Сафи расположен как раз примерно в шести милях к югу от Екрона, в устье долины Элаха и на одном из главных маршрутов, ведущих в Иудею и Иерусалим. Кроме того, здесь имелись значительные запасы аллювиальных вод и сельскохозяйственные угодья.

Однако есть и другие точки зрения. Знаменитый У. Олбрайт соотнес фразу о преследовании филистимлян «всю дорогу до Гата и Екрона» с библейским выражением «от Дана до Беер-Шебы». Оно, напомним, очерчивает всю землю древнего Израиля с севера на юг. А значит, «до Гата и Екрона» также может означать всю территорию филистимлян, а не соседство двух городов. И если Екрон был южным ее пределом, то Гат - северным. Поэтому Олбрайт предположил, что Гатом было поселение Телль Ирани. Однако раскопки на этом месте не обнаружили главного признака культуры филистимлян - большого количества двухцветных, красных и черных глиняных сосудов. Версия отпала.

Почти столетие после экспедиции Блисса - Макалистера Телль эс-Сафи практически не привлекало внимания. Отчасти это можно объяснить тем, что до 1948 года на вершине холма находилась арабская деревня со своими кладбищами, и археологов ждали мощные напластования Средневековья и Нового времени. Это, однако, не смутило известного израильского генерала Моше Даяна, взявшегося за незаконные любительские раскопки. Результаты, как и следовало ожидать, оказались плачевными...

Только в 1996 году экспедиция во главе с Ареном Майером из Университета Бар-Илан при участии сотрудника Еврейского Университета Адриана Боаса возобновила исследования древнего памятника. Сюрпризом для них стало то, что участок был заселен почти непрерывно от периода халколита (IV тысячелетие до н.э.) до наших дней.

Удалось определить, что площадь древнего города в Телль эс-Сафи была в четыре раза больше, чем предполагалось, и лишь частично перекрыта наслоениями последующих эпох. Широкомасштабные раскопки начались в 1998 году и продолжаются по сей день.

Они дали возможность сравнить два поселения: Телль Микну (Екрон) и Телль эс-Сафи. Получившаяся картина поразила: на протяжении Железного века (1000 – 586 гг.), и особенно в филистимлянский период, история двух поселений отражалась как будто зеркально.

Большое количество ранней филистимлянской посуды в развалинах древнего Екрона указывают на его важность в 1200 - 1000 годах до н.э. В Телль эс-Сафи эта керамика, напротив, малочисленна. Следующий этап жизни обоих поселений схож, от него осталось огромное количество бихромной керамики. Около 1000 года до н.э., однако, Екрон переживает упадок, от которого оправляется лишь после 721 года, когда ассирийцы разгромили Северное Израильское Царство. Телль эс-Сафи же, напротив, процветал в X и IX веках и был разрушен на рубеже IX и VIII веков.

Пожар был такой силы, что стены одних построек спеклись, а других просто расплавились. Этот слой стал настоящим подарком для археологов. В нем сохранилось все, что было в помещениях на момент гибели: сотни сосудов, остатки ткацких станков и утвари. Найдены были культовые предметы, представлявшие собой лопатки коровы с гравированным орнаментом. Они имеют эгейское или кипрское происхождение, однако до сих пор попадались в гораздо более древних слоях, XIII – XI веков. Их открытие в Телль эс-Сафи показывает сохранение филистимлянских религиозных традиций до позднего железного века.

Среди других ярких находок - чаша с необычным художественным декоративным узором, нанесенным после обжига, и сосуд с налепными фигурками, видимо, также культовый. Один из самых интересных предметов, как это часто случается, происходит из неясного стратиграфического контекста. Это каменная подвеска темно-зеленого цвета с резными изображениями скорпиона и рыбы с трезубцем во рту. Заманчиво связать изображение рыбы с филистимлянским богом Дагоном, имя которого некоторые исследователи производят от еврейского dag - рыба. Однако куда более вероятно его происхождение от семитского dagan - зерно.

На одном из участков археологи добрались до слоя поздней бронзы (1550 - 1200 годы), оставленного ханаанейским Гатом. Их вознаградали гравированная протоханаанейская надпись, несколько египетских печатей и огромное количество местной и привозной глиняной посуды.

Вне городища крупное открытие было сделано с помощью аэрофотосъемки, которая выявила огромную древнюю траншею. Заинтригованные столь необычным объектом, археологи решили провести пробные раскопки. В ходе полевого сезона 2000 года траншея была пройдена на глубину четыре метра, но основания видно не было. В 2001 году после неимоверных усилий до него, наконец, дошли на шестиметровой глубине.

В поисках ответа на вопрос, что же они нашли, исследователи предположили, что имеют дело с осадным рвом. Подобные описаны в повествованиях о походе фараона Тутмоса III на город Мегиддо в 1482 году до н.э., и об осаде северосирийского города Хадраша Бир-Хададом сыном Хазаэля примерно в 800 году до н.э. Но в ходе археологических раскопок ни того, ни другого города, рвов обнаружено не было…

Осаждавшие Телль эс-Сафи, несомненно, имели в своем распоряжении достаточно времени и много людей. А «сухой ров» препятствовал вылазкам осажденных, не давал им уйти и не допускал подвоза продовольствия.

Найденная в нижнем горизонте керамика напоминает сосуды Северного Израиля и Южной Сирии. Похоже, оставили ее арамеи из отрядов царя Хазаила, который долго осаждал и сжег, наконец, филистимлянский Гат в конце IX в. до н.э. (4 Книга Царств 12:17-18; Амос 6:2.) Косвенно на это указывает использование «сухого рва» сыном Хазаила Бир-Хададом несколькими годами позже. Как знать, может мы имеем дело с арамейской тактикой осады?

Конечно, большой интерес вызывала эпоха царя Давида, когда роль филистимлян на политической арене резко сошла на нет. В одном из фрагментов библейского текста сообщается, что Давид подчинил Гат и положил конец его зависимости от филистимлян. Раскопки, однако, показали сохранение их экономического влияния, хотя материальная культура города и его окрестностей стала семитской. В любом случае до середины VIII века до н.э. город оставался независимым.

По всей видимости, решающим для Гата стал поход в 712/711 года до н.э. ассирийского царя Саргона II, захватившего Гат, Ашдод и Ашдод-ям. После этих событий Гат исчезает из исторических источников.

А как же Голиаф? Вопрос пока остается без ответа…

 

Ашкелон - город времен Самсона и Далилы

«Иуда взял также Газу с пределами ее, Аскалон (Ашкелон) с пределами его и Екрон с пределами его» (1 Книга Судей 1:18);

«И сошел на него (Самсона) Дух Господен, и пошел он в Аскалон, и, убив там тридцать человек, снял с них одежды, и отдал перемены платья их разгадавшим загадку…» (1 Книга Судей 14:19);

«И отослали они (жители Гефа) ковчег Божий в Аскалон, возопили Аскалонитяне, говоря: принесли к нам ковчег Бога Израилева, чтоб умертвить нас и народ наш…» (1 Книга Царств 5: 10);

«Оплешивела Газа, гибнет Аскалон, остаток долины их (филистимлян). Доколе будешь посекать, о меч Господен! доколе ты не успокоишься? возвратись в ножны твои, перестань и успокойся. Но как тебе успокоиться, когда Господь дал повеление против Аскалона и против берега морского? туда Он направил его». (Книга Пророка Иеремии 47: 5-7).

Самый древний и самый большой морской порт Ашкелон расположен на средиземноморском побережье Израиля в 40 милях к югу от Тель-Авива. Он был столицей правителей Ханаана, филистимлянским портом, с ним же связана история библейского героя Самсона.

В период Средней Бронзы (2000 - 1550 гг. до н.э.) территория Ашкелона составляла почти 50 гектаров. Его окружали мощные глиняные валы. Наверху их дополняла большая сырцовая стена с самыми древними в мире арочными воротами. Их остатки сохранились на высоту 3,6 метров а ширина составляла около двух с половиной метров, что легко позволяло проехать колеснице. По бокам ворота охраняли две башни из сырцового кирпича, сохранившиеся на высоту около шести метров. Их, правда, дважды надстраивали. Ворота на протяжении Среднего Бронзового века несколько раз разрушались и восстанавливались. С самого начала арочный проход через ворота был настолько длинным, что строителям пришлось применить особую конструкцию, поддерживающую фундамент постройки. Уникальный коробовый свод из камня, покрытого штукатуркой, соединял наружные и внутренние арки.

Ашкелон достигает максимальных размеров, порядка 60 гектаров, уже в начале II тысячелетия до н.э.; укрепления последующих периодов, от эллинистического до исламского, следовали прежней оборонительной линии. Сооруженный около 1550 года до н.э. вал имел высоту 15 метров с 40-градусным наклоном по внешней линии и толщину в основании 21 метр!

Городская дорога ханаанейского времени шириной около шести метров поднималась на вал от близлежащей гавани и затем вела к воротам. Неподалеку от нее была сделана важная находка: хорошо исполненная бронзовая статуэтка теленка размером 10 х10 см., первоначально покрытая серебром. Вместе с ней обнаружили керамическую модель гробницы с миниатюрным дверным проемом.

Известно, что изображения телят и быков (Золотые тельцы) посвящались ханаанейским богам Элу и Ваалу, против поклонения которым резко выступали ветхозаветные цари и пророки. (Исход 32; Книга Пророка Осии 13:2). Найденное изображение, вероятно, находилось в придорожном святилище, посещаемом путешественниками и торговцами по пути из гавани к городским воротам.

Другой важной находкой ханаанейского времени было погребение девочки с красивой «импортной» посудой, тремя египетскими скарабеями и остатками жертвенной пищи в небольшом сосуде. На ее плечах были обнаружены две пуговицы-булавки, использовавшиеся для скрепления одежды. Сырцовый склеп был перекрыт белой штукатуркой. Обычай хоронить умерших в пределах города был широко распространен в ханаанейских поселениях эпохи средней и поздней бронзы.

Примерно в 1175 году до н.э. ханаанейский Ашкелон пал, чтобы затем сделаться главным морским портом филистимлянского союза пяти городов.

Филистимляне прибыли из района Эгейского моря, о чем свидетельствуют те же формы посуды, что и в Греции в период поздней бронзы. В Палестине они из местной глины сначала изготавливали одноцветную керамику с красным или черным орнаментом, очень близкую к микенской. Много позже под влиянием ханаанейского стиля они перешли к т.н. бихромной, красно-черной посуде. (Именно ее обычно называют филистимлянской.) В самых ранних их постройках обнаружено также большое количество цилиндрических грузил. Их форма резко отличается от ханаанейских и очень напоминает микенские.

Филистимляне в Ашкелоне восстановили ханаанейский вал и гласис - передний скат бруствера, а построили мощную сырцовую башню в районе старых ворот. Процветание Ашкелона продолжалось до начала VII века до н.э., исключая короткий период, когда он находился под властью израильских царей Давида и Соломона. Надписи на черепках-остраконах показали, что филистимляне, даже приняв семитский диалект, сохранили свои традиции.

Настоящей катастрофой для города стал поход вавилонского царя Навуходоносора II в 604 году до н.э., полностью разрушивший Ашкелон. В «Вавилонской хронике» сказано, что Навуходоносор «подошел к городу Ашкелону и взял его в месяце Кислев (декабре - А.С.). Он захватил его царя и разграбил его и вынес добычу из него…Он превратил город в холм и груду руин и затем, в месяце Себат он вернулся обратно в Вавилон». О разрушении Ашкелона говорит и пророк Иеремия.

Наиболее выразительная находка, отражающая это событие, - скелет женщины средних лет. Она была погребена заживо обрушившимися стенами и крышей здания, в котором надеялась укрыться. Менее зловещее, но столь же драматическое свидетельство вавилонского разгрома – следы грандиозного пожара на разных участках городища. Среди них тысячи разбитых горшков и многочисленные предметы, брошенные спасающимися жителями. В здании винодельни обнаружили ряд египетских предметов: бронзовую статуэтку бога Осириса, семь бронзовых ситул - сосудов для возлияний, и фаянсовую подвеску с изображением египетского бога Беса. Как знать, может быть, усилившееся египетское влияние и стало причиной похода вавилонян на Ашкелон?

Как известно, внезапная гибель города является настоящим подарком для археологов. Не составил исключение и Ашкелон, где раскопки слоя вавилонского разгрома дали возможность восстановить его жизнь накануне событий 604 года до н.э.

На одном из участков были открыты остатки рынка. В лавках, прилегающих к небольшой площади, остались фрагменты глиняной посуды с надписями, которые позволили определить специализацию этих торговых точек. Фляги и расписные кувшинчики указывают винный магазин, что подтверждают два черепка-остракона с упоминанием «красного вина» и «крепкого напитка». Последний, по всей видимости, представлял собой вино из финиковой пальмы.

Другой магазин явно принадлежал мяснику, о чем свидетельствуют кости животных с характерными мерными зарубками для разделки туш. Наконец, одно из зданий, где были обнаружены более дюжины весов с каменными и бронзовыми гирями различных шкал, было своего рода офисом, занимавшимся бухгалтерским учетом. Найденные в этом здании черепки с надписями играли роль своеобразных квитанций об уплате серебром за полученное зерно. Но самое удивительное было впереди. Оказалось, что офис занимал лишь первый этаж, а на втором было… святилище! Красноречивым свидетельством тому стал маленький алтарь из песчаника, заставляющий вспомнить слова пророка Иеремии о домах, на кровлях которых «возносились воскурения Ваалу и возливаемы были возлияния чужим богам» (Книга Пророка Иеремии 32:29). Впрочем, тесное соседство Бога и Мамоны было характерным для филистимлянских городов. Да и само название Ашкелон связывают с денежной единицей того времени, шекелем. Недаром ханаанеяне и филистимляне фигурируют в Библии преимущественно как торговцы.

И все же филистимлянский Ашкелон не только торговал, но и производил, и не что-нибудь, а вино. Выявленная раскопками винодельня состояла из трех рабочих помещений, которые перемежались складскими. Прессы для винограда располагались на площадках, покрытых цемянкой и имевших с одной стороны сток, ведущий в чан. В углу самого чана был устроен небольшой слив для мезги. В то время как вино оставляли бродить, сок собирали во фляги, которые ставили в соседние складские помещения. Сосуды с забродившим вином снабжали глиняными затычками со сквозными отверстиями.

После разгрома Навуходоносором II Ашкелон какое-то время оставался в развалинах. Некоторое время спустя сюда переселились финикийцы, находившиеся под властью Персидской державы. Персов сменили греки, греков - римляне и византийцы. Затем приходят мусульмане, которых на некоторое время сменяют крестоносцы. Все эти цивилизации оставили свой след в мощных культурных напластованиях Ашкелона.

 

У стен Армагеддона

«И Манассия не выгнал жителей Бетшеана и зависящих от него городов, Фаанаха и зависящих от него городов, жителей Дора и зависящих от него городов, жителей Ивлеама и зависящих от него городов, жителей Мегиддо и зависящих от него городов, и остались Хананеи жить в землей сей» (Книга Судей Израилевых 1:27);

«Пришли цари, сразились, тогда сразились цари ханаанские в Фанаахе у вод Мегиддонских, но не получили нимало серебра» (Книга Судей Израилевых 5:19);

«Вот распоряжение о подати, которую наложил царь Соломон, чтобы построить храм Господени и дом свой, и Милло, и стену Иерусалимскую, Гацор, и Мегиддо, и Газер… И построил Соломон Газер и нижний Бефорон, И Валаф, и Фадмор в пустыне. И все города для запасов, которые были у Соломона, и города для колесниц, и города для конницы, и все то, что Соломон хотел построить в Иерусалиме и на Ливане и во всей земле своего владения» (3 Книга Царств 9: 15; 17-19);

«Охозия, царь Иудейский, увидев сие, побежал по дороге к дому, что в саду. И погнался за ним Ииуй, и сказал: и его бейте на колеснице. Это было на возвышенности Гур, что при Ивлеаме. И побежал он в Мегиддо, и умер там» (4 Книга Царств 9:27);

«Во дни его пошел фараон Нехао, царь египетский, против царя ассирийского, на реку Евфрат. И вышел царь Иосия навстречу ему, и тот умертвил его в Мегиддо, когда увидел его. И рабы его повезли его мертвого из Мегиддо, и привезли его в Иерусалим, и похоронили его в гробнице его» (4 Книга Царств 23: 29-30).

«И видел я выходящих из уст дракона и из уст зверя и из уст лжепророка трех духов нечистых, подобных жабам: Это - бесовские духи, творящие знамения; они выходят к царям земли всей вселенной, чтобы собрать их на брань в оный великий день Бога Вседержителя… И он собрал их на место, называемое по-еврейски Армагеддон» (Откровение Иоанна Богослова 16: 13-14, 16).

Мегиддо – единственное место в Израиле, упоминаемое в источниках всех великих держав древнего Ближнего Востока. Закономерно, что этот город рассматривается как наиболее важный памятник библейского времени на территории Израиля.

Мегиддо существовал непрерывно на протяжении шести тысячелетий, примерно 7000 по 550 годы до н.э. и периодически заселялся в последующие века. Причиной долговечности было его уникальное местоположение в долине Иезриила, на самом узком месте древней дороги, соединявшей Египет с Сирией, Анатолией и Месопотамией. Город был ареной нескольких сражений, которые решили судьбу всей Азии к западу от Евфрата. Окруженный мощными укреплениями, снабженный сложной, хорошо продуманной системой подачи воды, украшенный великолепными дворцами и храмами, он был одним из крупнейших городов Ханаана и Израиля.

Уже в середине 4 тысячелетии до н.э. Мегиддо стал господствовать над окружающей его сельской местностью. Во второй его половине поселение занимало территорию около 50 гектаров и было одним из самых крупных в Леванте.

На участке, где были открыты мощные укрепления эпохи ранней и средней бронзы, археологи обнаружили остатки храмов, составлявших знаменитый храмовый комплекс Мегиддо. Оказалось, что самое раннее святилище состояло из двух перекрывающих друг друга храмов, которые относились ко второй половине IV тысячелетия до н.э.

Тем же временем датируются массивные стены, построенные из частично обработанных камней с кирпичами в верхней части. Размеры поражают - длина около 50 м, сохранившаяся высота около 2 м, а толщина – до 4 метров! Коридоры между ними были заполнены костями животных - видимо, остатками жертвоприношений, совершавшихся на алтаре. Если это так, то стены ограждали священный участок – теменос какого–то очень большого храма.

Внутри его была сделана неожиданная находка. Это были двадцать египетских сосудов, изготовленных в… окрестностях Мегиддо! Получается, что уже тогда египетские торговцы посещали столь отдаленную территорию и совершенно не смущаясь приносили жертвенные дары в храм местного ханаанейского божества. Такая картина шокировала многих египтологов.

Во II тысячелетии до н.э. город становится центром египетской администрации в Ханаане. Когда ханаанейские города восстали против власти фараонов, они собрались именно в Мегиддо, чтобы дать сражение. Тутмос III, однако, застал мятежников врасплох, выбрав самый опасный путь для нападения через узкий проход «Аруна». После победы под стенами города и захвата богатой добычи египтяне осаждали его еще семь месяцев. Овладев Мегиддо, фараон включил Ханаан как провинцию в состав империи.

От XIV века до н.э. сохранились шесть писем царя Мегиддо Биридии к Эхнатону. Эти документы, обнаруженные в знаменитом телль-Амарнском архиве египетской столицы, свидетельствуют, что Мегиддо оставался одним из самых могущественных городов-государств в Ханаане. Великолепные изделия из слоновой кости, найденные во дворце позднего бронзового века, указывают на богатство города, его обширные культурные контакты.

К X веку до н.э. Мегиддо стал центром царской провинции Объединенной Монархии государства Соломона. По сведениями Библии, его правление должно было оставить заметный след в архитектурном облике города. Однако среди специалистов не прекращаются горячие дебаты, касающиеся как природы израильского государства эпохи «Объединенной монархии», так и связанных с ней памятников. Итак, что же считать городом Соломона, и какие постройки Мегиддо с ним связаны?

В основе расхождений лежит тот прискорбный факт, что в слоях израильских поселений от XII до VIII веков до н.э. нет ни одной датирующей находки. А эпоха эта, между прочим, вместила не только время Давида и Соломона, но и значительный отрезок первого железного века и всю историю Северного Израильского Царства.

В кромешной «тьме» четырех столетий за основу датировки израильских древностей X - IX веков до н.э. еще в 1920-х годах приняли памятники Мегиддо и филистимлянскую бихромную глиняную посуду.

На одном из участков города в т.н. слое IV археологи раскопали открытое крупное здание с каменными столбами-опорами. Поскольку в 3 Книге царств (9: 15,19) мельком говорится о строительстве Соломона в Мегиддо, и упоминаются «города» для всадников и колесниц, вывод напрашивался сам собой – постройка была ни чем иным, как конюшнями. В 1960-х годах, однако, один из крупнейших израильских археологов И. Ядин доказал, что она датируется гораздо более поздним временем. Город же Соломона он поместил в предшествующий слой (т.н. VA - IVB) с дворцами из тесаного камня, а также характерными воротами. Их схожая планировка в Мегиддо, Хацоре и Гезере, по его мнению, свидетельствовала о едином плане, начертанном архитекторами царя.

Впрочем, как оказалось, и ворота - не выход. Вскоре другой израильский археолог Уссишкин выяснил, что в Мегиддо они построены позже. К тому же подобные обнаружили в Лакише, Телль Ире, и… филистимлянском Ашдоде, который находился вне границ государства Соломона.

Не меньше проблем возникло с датировкой по керамике филистимлян. Согласно теории Альта и Олбрайта, Рамсес III поселил их на южной прибрежной равнине Ханаана вскоре после победы, одержанной в 1175 году до н.э. над «народами моря». Поскольку бихромная керамика существовала долго, она и была датирована XII – XI веками. Вышележащие слои отнесли к X веку.

Натянутость подобной хронологии была очевидна, но опроверг ее только недавно Израэл Финкелштейн. Он обратил внимание, что ранняя монохромная посуда филистимлян ни разу не была найдена в египетских крепостях региона, существовавших в правление фараонов XX династии Рамсеса III и Рамсеса IV до 1135 года до н.э. В свою очередь, т.н. египтизированная керамика, характерная для всех поселений юга Израиля периода XX династии, никогда не встречалась вместе с монохромной филистимлянской.

Оставалось предположить, что филистимляне поселись в южном Ханаане уже после краха египетского владычества. В таком случае, более поздние бихромные сосуды использовались в XI и начале X века, а исторически следующий в Мегиддо слой, т.н. VIА, относится к середине - концу X века до н.э. Это и было временем царства Соломона.

Решающее подтверждение дал радиоуглеродный анализ погибших в огне страшного пожара деревянных конструкций. Оказалось, что балки перекрытий были срублены в промежуток между 1000 и 940 годами до н.э. В этом слое археологи открыли ряд монументальных каменных построек царя Соломона. Но, увы, к нему не имели отношения ни конюшни, ни дворцы из тесаного камня.

В 925 году до н.э. Мегиддо был взят фараоном Шешонком. Это отражено в найденной здесь знаменитой «стеле Шешонка» и надписях египетского храма в Карнаке.

Следующий этап жизни города связан с Северным, Израильским Царством. Его правители династии Омрии перестроили крепость по хорошо продуманному плану. Дворцы, водяные системы и укрепления израильского Мегиддо считаются одними из лучших архитектурных сооружений этого времени на территории Леванта. Наиболее впечатляют сохранившиеся до наших дней остатки водяной системы. Шахта, пробитая в скале на глубину 36 метров, соединялась с 65-метровым туннелем, который вел к источнику вне городских стен.

В середине VIII века до н.э. ассирийский царь Тиглатпаласар III захватил окружающие территории и сделал весь регион провинцией, центром которой вновь стал Мегиддо. После падения Великой Ассирийской военной державы царь Иудеи Иосия, известный как религиозный реформатор, повел свои войска к Мегиддо, чтобы остановить армию египетского фараона Нехо, рвавшегося на помощь ассирийцам. (4 Книга Царств 23:29).

Стратегическая важность Мегиддо и история этого места как вечного поля битв между различными народами нашли отражение в библейском названии «Армагеддон», что переводится как «Холм Мегиддо». По Апокалипсису, именно здесь, после конца мира, произойдет решающее сражение сил Бога и дьявола.

Окончание следует...

Андрей Сазанов. Доктор исторических наук


 
Ссылки по теме:
 

  • Библейская археология, часть 1.
  • Библейская археология, часть 3.

  •  
    Поиск Искомое.ru

    Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"